19 / 06 / 2018 Елена Лосева 0

гештальт

Ксения Коробейникова около полутора лет проходила лечение рака груди. За несколько лет до того, как рак обнаружили у нее, она похоронила маму с тем же диагнозом. Сегодня мы разговариваем с Ксенией про психосоматику, жизнь в контексте болезни и уроки, которые можно извлечь из этой ситуации.

- Ксения, как ты вообще относишься в понятию психосоматики – проще говоря, веришь ли в нее?
- Да, конечно. Мало того, я предполагаю что в болезнь меня привели невыраженные эмоции и неудовлетворенные или криво удовлетворенные потребности. Злость, обида, вина. Причем, злость эта родом еще из детства: у моих родителей были своеобразные методы воспитания. Но я как ребенок не могла себе позволить открыто проявлять агрессию по отношению к ним. Да и впоследствии когда отношения были уже налажены, злость никуда не делась. К ней добавилась вина. Ты же взрослая! Сколько можно злиться и обижаться? Запертые во мне, непроявленные чувства начали точить меня изнутри. Думаю во многом это определило развитие болезни у меня.
Что касается рака, одна из последних гипотез по поводу истоков онкологии. Раковые клетки каждый день появляются в каждом человеке, но не каждый заболевает. Есть предположение, что у человека есть два иммунитета – обычный и антираковый.
В норме, когда человек здоров антираковый иммунитет отлавливает атипичные клетки и справляется с ними. И ослабить его способны собственные гормоны вырабатываемые в организме во время стресса – адреналин и кортизол. Хорошая новость в том, что на эти гормоны можно влиять – медитация, прогулка, умеренная физическая активность нам в помощь.

- Получается, если симптом или целое заболевание вызваны психологическими причинами, то выздоровление непременно связано с решением внутреннего или внешнего конфликта? 
- К сожалению, нет гарантий, что организм тут же отменит болезнь, если процесс уже запущен. Однако, если фактор, вызывающий нарушения, остается влияющим, выздороветь будет крайне сложно. Опять же, тело у человека очень умное, оно будет беречь своего хозяина до последнего. Замедлять, укладывать, посылать сигналы – будет делать все чтобы выжить.

- Расскажи, как ты справлялась с внутренним источником своей болезни?
- Еще когда мама болела, я пошла в гештальт-терапию в группу личного опыта. Сейчас продолжаю общаться со своим терапевтом, и уже сама получила сертификат, позволяющий мне консультировать. Конечно, во многом разобралась за это время – например, увидела, как часто мы не признаем своих чувств, не распознаем их и подавляем.
За время болезни я научилась быть честной с собой и окружающими. Теперь я стараюсь выражать свою злость в тот момент, когда ее почувствовала. И кстати, когда есть выход негативных чувств, то и позитивных становится больше.

- Как насчет позитива в жизни человека, который вынужден справляться с симптомами? Я говорю не только о смертельных диагнозах, а о любых надоедливых, мешающих, меняющих привычное существование симптомах, которые способны подорвать внутреннее равновесие. 
- Одна из полезных психологических привычек, которые я вынесла в процессе химиотерапии и прочих «прелестей» онкологии – я перестала делить мир на черное и белое. Стала искать хорошее в плохие дни, разделять эмоции на нюансы, на полутона. Например, меня тошнит, но я смотрю классный фильм. Я не могу нормально работать, зато стала больше общаться с друзьями…

- С психосоматикой тесно связывают понятие выгоды. Некоторых так называемая выгода (бросить работу, меньше общаться с неприятными людьми и пр.) заводит в болезнь. Но случается, что выгоды появляются в процессе, и тогда втайне не хочется вылазить из этого состояния. С тобой такого не было?
- Мой диагноз и все с ним связанное действительно дало мне не только потери, но и приобретения. Я увидела, как много людей готовы помочь и научилась просить поддержку. Я позволила себе наконец быть неудобной, не только как больная, но и как человек с острыми чертами характера, своими взглядами и «закидонами».
Главное, отвязать выгоду от самой болезни и суметь реализовать ее дальше, в обычных условиях.

К сожалению, нет гарантий, что организм тут же отменит болезнь, если процесс уже запущен. Однако, если фактор, вызывающий нарушения, остается влияющим, выздороветь будет крайне сложно. Опять же, тело у человека очень умное, оно будет беречь своего хозяина до последнего. Замедлять, укладывать, посылать сигналы – будет делать все чтобы выжить.

- Как ты относишься к теории из области психосоматики о том, что каждая болезнь соответствует определенной внутренней проблеме?
- Частично в этом есть логика, связанная с механизмами работы организма. Но обычно «рвется, там где тонко».

- Причины появления нежелательных симптомов у всех разные. Тогда есть ли общий рецепт, как себе помочь?
- Нужно проявлять эмоции, все, доступными экологичными способами: бить грушу, рыдать, заявлять о том, что не нравится. А для начала нужно прожить все стадии принятия того, что сейчас твою жизнь в какой-то мере определяет симптом. Разрешить себе горевать, расклеиться по полной. Только после этого появятся силы собраться вновь.

Сегодня Ксения получила шанс возвратиться к обычной жизни. Она собирается использовать навыки гештальт-терапевта не только для себя. Как психолог Ксения планирует вести группы поддержки для женщин и матерей (как поддержка осознанного родительства), онкобольных (выздоравливающих), индивидуальные консультации и киноклуб.​

Беседовала Марина Кочаровская